Энциклопедия художественной литературы

Реформы в языке и письменности

Язык — важнейшее средство человеческого общения. Если это только средство, только развивающаяся система, то, может быть, мы в состоянии изменять язык по заранее выработанному плану, подчинять строгой логике, устранять в нем исторические непоследовательности (исключения), сделать его простым и легким, красивым и благозвучным на самый требовательный вкус?
Скажем, многим не нравятся в русском или польском языке многочисленные шипящие звуки, наши неблагозвучные причастия и деепричастия (спасший, бросившись и т. п.); многие иностранцы с трудом усваивают произношение звука ы; японцам кажется почти непроизносимым звук л в европейских языках, китайцам — звук р. Если вы изучаете английский язык, то, вероятно, знаете, как трудно освоить два звука, обозначаемые сочетанием букв th. В кавказских языках много трудных гортанных звуков в языках Африки встречаются особые щелкающие звуки. Так почему бы не освободить языки от этих сложностей?

Не лучше обстоит дело и с грамматикой. Почему стол — мужского рода, стена — женского, а окно — среднего? Наверное, языковеды смогут объяснить, как появились эти различия. Но зачем нам сегодня пользоваться этими пережитками? Вот англичане счастливые: у них существительные не имеют ни родов, ни склонений. Французам тоже легче, чем нам: у них хоть склонений нет. А мы или, например, немцы до сих пор не можем в своих языках навести порядок... Не пора ли нам говорить одинаково: «моя стол», «моя стена», «моя окно»?..
Прежде чем ответить на эти вопросы, обратим внимание на то, что родной язык — даже самый трудный, на чей-либо взгляд,— каждый нормальный человек усваивает без особых затруднений. Он обучается родному языку, его грамматике и произношению незаметно, еще до прихода в школу. Любой же иностранный язык обладает особенностями, которые даются с трудом, если его изучают в зрелом возрасте, а не в детстве.

Метки:

Добавить комментарий