Энциклопедия художественной литературы

В московской библиотеке сгорели книги

В библиотеке ИНИОН произошёл пожар, учёные начинают подсчитывать убытки. Пока не ясно, что именно потеряла страна. Как в денежном отношении, так и в интеллектуальном.

Пожар.

Пожар.

Но, уже понятно – многие уникальные знания – не вернуть. По причинам, которые предстоит выяснить следствию, на электронные носители была перенесена ничтожная часть наследия. Есть вопросы и по противопожарным системам, которыми должна была оснащаться библиотека. 

Чего конкретно лишилась российская историческая наука – так пока и не установлено. Почти сразу после пожара выяснилось, что многие ценные книги и документы хранятся в единственном экземпляре. Из 14 миллионов материалов ИНИОНа электронную копию имели лишь несколько тысяч, а сгорело в сотни, а то и тысячи раз больше. Оправдание «Денег нет» то и дело звучит от руководителя института.

В начале выступления Юрий Пивоваров открещивается от прозвучавшей накануне критики. Коллеги из научного сообщества утверждают, что институт на самом деле вовсе не бедствовал, активно сдавал помещения в аренду, а потому – мог себе позволить улучшить противопожарную систему, в соответствии с предписаниями.

В этом уверена общественница  Вера Мысина, она и сама научный сотрудник РАН, и о всех проблемах института знает изнутри. На пожар в библиотеке, по её мнению, можно многое списать.

Причины возгорания устанавливают следователи. Главный вопрос, почему огонь распространился так быстро, охватив две тысячи квадратных метров. Библиотека ИНИОНа по размерам уступала лишь библиотеке Конгресса США. Судьба уникальной коллекции теперь под вопросом. А ответов пока нет. Сохранились ли при пожаре, например, парламентские отчеты США и Великобритании, начиная с 18 века, или собрания документов ООН и Лиги наций. Не говоря уже о миллионах книг. Хоть непосредственно на пепелище учёные ещё не допущены, уже понятно – это трагедия.

Пока сотрудники лишь выдохнули, когда нашли целыми серверы электронного каталога. Это единственное, что может покинуть обгоревшее здание в ближайшее время.

Юрий Пивоваров распорядился продолжить работу в невыгоревшей части института, когда туда подведут свет. У руководителя ИНИОНа теперь большие планы – на строительство новых корпусов. Проекты в его кабинете давно пылятся.

В администрации института боятся прогнозировать, сколько времени потребуется на оценку ущерба. Помогать ИНИОНу уже вызвались многие российские эксперты. К примеру, реставрировать книги вызвались сотрудники Эрмитажа.

В записи нет меток.

Добавить комментарий