Энциклопедия художественной литературы

Жан Лафонтен

Среди придворных Людовика XIV, щеголявших в пудреных париках и раззолоченных камзолах, был и Жан Лафонтен. Внешне он мало чем отличался от своих собратий: изящно кланялся, целуя ручки светским дамам, любезно улыбался герцогам и маркизам, писал в альбомы придворным красавицам изысканные рифмованные комплименты. Но именно этот человек был тем, кто рядом с Мольером создал самую широкую, чуть ли не всеобъемлющую картину нравов своей эпохи. Правда, он создал ее в иносказательной форме. И все же современники и потомки в баснях Лафонтена без труда узнавали людей XVII в., придворных шаркунов и лизоблюдов, хищных и алчных феодалов, трусливых королевских подлипал, коварных лицемеров и ханжей, трудолюбивых и забитых крестьян... В двенадцати книгах басен Лафонтена, созданных на протяжении 26 лет (1668—1694), перед нами вереницей проходят все без исключения общественные типы эпохи — от крестьян до самого короля.

Метки:

Мольер

По преданию, Людовик XIV спросил однажды поэта Буало, кто из современных поэтов будет более всех славен в грядущих поколениях и таким образом обессмертит его царствование. Буало назвал Мольера. Король будто бы ответил: «Я не думал этого, но вы больше меня смыслите в этом деле».
Мольер (Жан Батист Поклен) пользовался симпатией короля, который считал его весельчаком, балагуром, скоморохом, но уж никак не великим драматургом. А ведь Буало оказался прав: среди всех писателей блистательного XVII в. Мольеру была суждена самая прочная посмертная слава. И в наше время почти не найдешь театра, даже самодеятельного, в котором не ставились бы «Тартюф» или «Смешные жеманницы», «Скупой» или «Дон-Жуан», «Жорж Данден» или «Мещанин во дворянстве». Сатира Мольера, направленная против пороков человеческого общества, против лицемеров,
скупцов, ханжей, крючкотворов, оказалась бессмертной.
Мольер, в отличие от Корнеля и Расина, изображал своих современников, их быт и нравы, которые он прекрасно изучил. Недаром он тринадцать лет, с 1645 по 1658 г., бродил по Франции с театральной труппой, играл самые разнообразные роли, общался с людьми всех сословий и наблюдал жизнь простонародья в городах и деревнях, на ярмарках, на постоялых дворах, в зрительных залах. В 1658 г. бродячая труппа Мольера обосновалась в Париже, получила театральное помещение. Мольер продолжал оставаться главным актером своего театра, а кроме того, и драматургом — за тринадцать лет он сочинил для своего театра тридцать пьес.
В них он изобразил представителей самых различных слоев населения Франции. Стряпчие и священники, вельможи и врачи, писатели и актеры, лакеи и откупщики, учителя и девицы на выданье, скучающие богатые бездельницы и молодые великосветские хлыщи — все они прошли перед глазами зрителей.

Метки:

Жан Расин

Пьеру Корнелю наследовал другой великий поэт-драматург классицизма — Жан Расин. В трагедиях Расина нет высокой героической жертвенности, свойственной героям Корнеля. В них с большой поэтической силой автор повествует о драмах любви. «Поэт влюбленных женщин и царей» — так назвал его Пушкин, имея в виду прежде всего две самые знаменитые трагедии драматурга — «Андромаху» (1667) и «Федру» (1677). Расин — непревзойденный мастер стиха, тончайшей психологической характеристики.
В конце жизни он создал трагедию «Гофолия» (1690), в которой показал себя и политическим мыслителем. Иудейская царица Гофолия, желая утвердить себя на престоле, приказала истребить всех своих маленьких внуков; все же одному из них, Иоасу, удалось спастись, и Гофолия оказывается жертвой справедливого возмездия.
В этой трагедии Расин говорит о бесчеловечности деспотизма, о том, что народ имеет право свергнуть тирана, поправшего законы божеские и людские.
Король, духовенство и придворные отвергли величайшее создание Расина: они увидели в нем себя. Людовик XIV понял, что тиран, выведенный в трагедии Расина, — это он, король Франции. Недавнему любимцу Людовика запретили появляться при дворе. После «Гофолии» Расин уже ничего не писал для театра. Он умер ненавидимый теми, кто прежде восхвалял и возвышал его гений.

Метки:

Пьер Корнель

ПЬЕР КОРНЕЛЬ (1606—1684)
В конце 1636 г. зрители, собравшиеся в новом парижском театре Маре, увидели пьесу «Сид». Парижане были в восторге; им казалось: раскрывается невиданное доселе, изумительное по совершенству искусство.
В те дни сложилась поговорка, сохранившаяся у французов и до сих пор: «Это прекрасно, как «Сид». Что же предстало глазам парижан?
...У юного испанского дворянина дона Родриго, по прозванию Сид (по-арабски — «знатный господин»), есть невеста Химена; молодые люди страстно любят друг друга. Внезапно любовь их переживает великое испытание. Отец Химены поссорился с престарелым отцом Родриго и оскорбил его, дал ему пощечину. Старик бессилен сам отомстить за обиду и взывает к помощи сына. По закону чести юноша должен вызвать оскорбителя на поединок и убить его. Что делать Сиду? Убить обидчика своего отца? Но ведь это значит убить отца своей невесты и навсегда потерять ее. Отказаться от поединка? Но ведь это значит покрыть себя несмываемым позором, тогда он тоже потеряет невесту — разве она сможет любить человека, утратившего честь? Юный Родриго решает исполнить долг чести.

Метки: